Крит, Грамвуса — II

С Софией среди развалин крепости

С Софией среди развалин крепости

Так шли день за днем. Мы легко вошли в ритм: днем купались, читали книжки, играли с дочкой, готовили обеды из обильных продовольственных запасов, наслаждаясь этим беззаботным временем, проведенным вместе. Поочереди ныряли у затонувшего корабля и неоднократно залезали наверх скалы, где распологалась крепость. Каждые два-три дня приходил корабль из Хании и повторял свою незамысловатую рутину и мы почти уже не просыпались от хохота и песен рыбаков.

Прошла неделя и нам по прежнему никуда не хотелось уходить. Тем временем, начала портиться погода. На седьмой день, к вечеру, поднялся сильный ветер. Дуло больше тридцати узлов, но волны не доходили до нашей части залива и, несмотря на ветер, вода оставалась почти совсем гладкой. Якорь держал хорошо, но мы, на всякий случай, все равно выпустили дополнительных десять метров цепи и удлиннили узду, чтобы лучше смягчать толчки при сильных порывах. К полуночи ветер затих до десяти узлов и мы спокойно отправились спать. Перед сном я проверил погоду и обнаружил, что на следующий день, к вечеру, погода должна ухудшиться, на этот раз, в сопровождении гроз и еще большего ветра. Но на тот момент все было хорошо и мы решили отложить вопрос о возможном отходе до следующего дня.

IMG_1117

25 мая, 2002г.

Мы проснулись от легкого, но резкого толчка, словно что-то твердое ударилось об левый борт. От неожиданности мы оба разом вскочили. За время, проведенное на «Зангези» мы успели выучить все возможные звуки и движения, которые наша лодка делает в обычных ситуациях. То, чем мы были разбужены, явно к ним не относилось. Затаив дыхание, несколько секунд прислушивались, но ни звук, ни толчек не повторились. Посмотрели на часы, показывало чуть позже четырех. Стояла полная тишина, ни птиц, ни ветра, только волны тихо шелестели под приоткрытым окном. Тем не менее, нас не покидало чувство тревоги. Что-то было не так.

Мы выскочили в кокпит. Луна уже села и вокруг стояла кромешная темнота, только небо светилось бесконечной россыпью звезд. Вооружившись мощным фонарем я посветил по сторонам. То, что мы увидели, привело нас в ужас. «Зангези» уже не стояла в своем укромном прикрытии в тени островка Грамвуса. Вместо этого, с левой стороны из воды торчали острые камни, те самые, что с запада прикрывали залив, и «Зангези» стояла почти впритык к одному из них, метрах в трехста от того места, где находилась когда мы легли спать. Вокруг нас колыхались небольшие волны, но вместо того, чтобы биться об подводные скалы, наша лодка почему-то стояла на месте.

Мы выбежали на палубу, чтобы поближе рассмотреть что случилось. Оказалось, что при ударе «Зангези» зацепилась за чуть погруженное острие скалы торчащей из дна секцией левого шверта. Это удерживало лодку на месте, не позволяя волнам бить ее об зубы скал и толкать на них еще дальше. Убедившись, что острой угрозы на данный момент нет, мы стали обдумывать дальнейшие действия. Непосредственно позади нас никаких препятствий не было, поэтому решено было приподнять до конца шверт и, как только он позволит нам отцепиться от скалы подать назад и немножко влево, достаточно, чтобы отвести левый борт от скал, а потом – вперед.

Оставался вопрос, что случилось с якорем. Было совершенно очевидно, что он нас больше не держал, иначе мы бы здесь не находились. Но как мы могли его так далеко протянуть, тем более сейчас, при почти полном штиле, после того, как он нас крепко держал, когда ранее дуло тридцать узлов? Я включил лебедку и цепь пошла не оказывая никакого сопротивления. Вскоре прошла последняя десятиметровая метка и появился конец цепи…без якоря.

Затянув цепь, мы полностью подняли левый шверт и без особого труда снялись с камней. Время было начало шестого. Нас по прежнему окружала полная темнота и даже звезды попрятались за находящие тучи. Оставалось довольно долго ждать рассвета и только на самой кромке восточного неба едва начинала рассеиваться темнота.

В середине фото скалы, на которые мы напоролись

В середине фото скалы, на которые мы напоролись

Тем временем, барометр сильно опустился, предвещая обещанное резкое ухудшение погоды. Надо было срочно решать, что делать дальше: дождаться рассвета и попытаться найти якорь или сразу двинуться в сторону Хании, до которой было около трех часов ходу. У нас было два запасных якоря, оба легкие, алюминиевые, ни разу не испытанные, отчего мы были далеко не уверены смогут ли они выдержать предстоящий шторм.

Еще нас беспокоило состояние обшивки корпуса, в том месте, где мы ударились об камни. Перегнувшись и свесившись за борт, я посветил фонарем и мне показалось, что отчетливо вижу следы от удара, окруженные сетью трещин. Правда, вода внутрь не поступала и если это действительно были следы удара, похоже было что они чисто поверхностные.

Ветер начал заметно свежеть и становилось похоже, что погода испортиться гораздо раньше, чем обещал прогноз. Кроме всего прочего, у нас кончались свежие фрукты и овощи, купленные в Каламате десять дней назад, и нам совсем не хотелось пережидать шторм с ограниченными запасами и на не проверенном якоре. Мы решили, что если задержимся еще на несколько часов, то путь в Ханию будет гораздо труднее и, скрипя сердцем, покинули этот райский уголок, планируя вернуться за якорем через пару дней.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *