Крит, Грамвуса — I

"Зангези" в заливе Грамвуса

Мы два дня простояли в нашем укромном убежище рядом с деревушкой Палеокастро. Все это время дул сильный ветер и мы дожидались пока он немного утихнет, чтобы спокойно пересечь пятьдесят морских миль, отделявших нас от северо-западного побережья острова Крит. К утру третьего дня ветер наконец успокоился и с первыми лучами солнца мы двинули на юг. По пути прошли невдалеке от острова Китера, и, чуть южнее, его меньшего брата – Антикитера. Дул умеренный бакштаг и мы быстро пересекли пролив между Пелопоннесом и Критом, и уже к трем часам бросили якорь в заливе Грамвуса, на северо-западе острова.

 

Трудно описать красоту, открывшуюся перед нами, когда мы обогнули высокий, скалистый островок, тоже названный Грамвуса, и вошли в залив. На берегу, почти от самой воды, уходили вверх горы, размеженные живописной зеленой долиной. С юга от берега отходил скалистый мыс с широченным золотым пляжем. Высокий, скалистый островок Грамвуса был увенчан развалинами венецианской крепости, построенной в ХII-м веке.

 

Мы остановились в северной части залива, в тени острова Грамвуса. Якорь бросили на глубине в пять метров. Он сразу зарылся и держал, даже при сравнительно небольшой длинне выпущенной цепи. Когда, закончив проверку якоря, мы выключили моторы и «Зангези» отпружинила вперед, оказавшись прямо над зарытым якорем, мы поразились идеальной чистотой воды. Несмотря на глубину, дно совершенно ясно просматривалось, как будто «Зангези» парил в воздухе.

Глубина 5 метров

Глубина 5 метров

Наша стоянка была прикрыта фактически со всех сторон. Южнее и восточнее распростерся Крит, от северо-востока до северо-запада нас прикрывал остров Грамвуса, а с запада мы были предохранены рядом подводных скал, об чьи острия, выглядывавшие чуть выше поверхности, с пеной разбивались волны.

 

Метрах в двустах восточнее от нас покоилось ржавое полузатонувшее судно, а на берегу острова стоял небольшой каменный дом. Левее от дома находился маленький причал, но ни обитателей дома, ни пользователей причала нигде не было видно. Стояла полная тишина, нарушавшаяся порой лишь криком чаек и блеянием коз. Мы сбросили тузик и отправились в разведку. Погуляв с полчаса и не встретив никого, кроме нескольких коз, мы вернулись домой, поужинали и завалились спать.

Красочные скалы Грамвусы

Красочные скалы Грамвусы

Ночью мы проснулись от шума. Было около двух часов. Выйдя на палубу, мы увидели яркий костер, горящий невдалеке от причала. Вокруг костра можно было рассмотреть несколько заросших бородами людей и у причала были привязаны три или четыре рыбацкие лодки. Похоже, то были рыбаки. Расположившиеся вокруг костра, рыбаки громко беседовали и смеялись, и до нас доносился запах жареной рыбы.

Горы северо-западного Крита

Утром рыбаков уже не было и мы вновь оказались совершенно одни. Нашим первоначальным планом было пойти в столицу Крита, город Хания, расположенным в трех часах ходу от Грамвусы, но глядя на красоту, окружающую нас, на прозрачную воду, синее небо, золотые пляжи и неразведанную крепость, манящую нас с верхушки скалы, мы поняли, что сегодня мы никуда не пойдем.

 

Около одиннадцати наша идилия была нарушена появлением прогулочного кораблика со стороны Хании, набитого туристами. Подойдя к причалу, он выгрузил пассажиров, которые сразу же устремились наверх, к крепости. Туристы вернулись через час, погрузились на кораблик и отправились на южный берег залива, туда, где на холмистом мысу распростерся широкий пляж. Через два часа послышался гудок, по которому туристы начали стягиваться назад, и вскоре мы опять остались наедине с чайками и козами.

 

Ночью наступило полнолуние. Немыслимо яркая луна в чистом, безоблачном небе залила все вокруг серебристым сиянием. Четко вырисовывались даже самые мелкие детали далекого берега, а под водой, на фоне волнистого дна, можно было отчетливо рассмотреть каждый камешек, пучек водорослей, и мерцавших среди них рыбешек. Стоял полный штиль и горы отражались в глади воды как в зеркале. Все вокруг замерло в ночной тишине и стало похожим на бесконечно резкий серебряный дагеротип. Уложив Софию спать, мы еще долго сидели на сетке, любуясь этой неописуемой красотой.

(Продолжение следует)

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *