В Африку бегом…

Мыс Бизерта

К концу ночи мы приблизились к берегу Африки. Луна села за горизонтом и окутанная предрассветной мглой Зангези медленно скользила под одним мотором. Около полуночи наступил полный штиль и пришлось свернуть паруса, но мы не торопились. Тихо шелестела вода за бортом и низкое небо светилось тучами звезд. До рассвета оставалось еще пару часов, а идти — всего ничего. Побережье отчетливо высвечивалось на экране радара и порой казалось, что в кромешной тьме вырисовывалась полоса земли. Изменился воздух, в нем ощущалось меньше сырости и соли. Африка ждала нас за пеленой тьмы, дыша сухим зноем.

 

Всего лишь неделю назад мы серьезно подумывали поменять маршрут и идти из Менорки прямо на Сицилию, несмотря на давнее желание побывать в Тунисе. Причиной того было нападение террористов из группы «Ал Каеда» на синагогу Ал Гриба, древнейшую в Африке, на острове Джербаа. Погибли девятнадцать человек, в основном – туристы, и еще более тридцати получили ранения. Мы опасались, что этим дело не закончится и следует ожидать дальнейших атак, но, по прошествию недели, решили все-таки рискнуть. Правда, решили сократить время пребывания из-за задержки на Менорке и не идти на юг.

 

И вот, наконец, долгожданные лучи восходящего солнца заблистали в маслянистой морской глади и впереди, совсем недалеко, оранжевым цветом загорелся берег — мыс Бизертa. Кроме нас троих, на борту по прежему был Эд Холмс и Иннина сестра, Лена, которая прилетела из Нью Йорка незадолго до нашего отхода с Менорки. Я включил второй мотор, повысил обороты и расстояние, отделявшее нас от цели, стало быстро сокращаться. Шум моторов подействовал как будильник и вскоре вся команда собралась в кокпите, оживленно предвкушая скорое прибытие и пытаясь разглядеть детали приближавшегося берега.

 

Огромная бухта Бизертa оказалась почти пустой. Похоже, рыбаки уже вышли на промысел. Тут и там были привязаны несколько яхт, в основном под фрацузскими флагами, но судя по их виду, на них давно уже никто никуда не ходил. Изорваные в клочья брезентовые кисы едва прикрывали паруса от палящего солнца и незакрепленные фалы бились об мачты, звеня, как аритмичный гамелан.

 

Полуразвалившиеся узенькие пирсы на покошенных ржавых сваях дополняли распростертый перед нами пост-апокалиптический ландшафт. Похоже, что в свое время на этот порт были потрачены изрядные суммы, скорее всего из различных общеевропейских фондов дружбы и развития, но с тех пор никто не удосужился предпринять малейших усилий для поддержки его состояния. Приблизившись поближе в поисках удобного места пришвартоваться, мы обнаружили, что большинство деревянного настила просто отсутствовала. Кое-где оставались почерневшие обломки, но испытывать судьбу, ходя по ним, у нас не было никакогого желания.

 

Покрутившись несколько минут, мы все-таки умудрились найти небольшой отсек, где все еще оставалось процентов пятьдесят деревянного настила. Затаив дыхание в ожидании провалиться и рухнуть в воду, я спрыгнул на пирс, но, к счастливому удивлению, доски выдержали и вскоре «Зангези» была надежно пришвартована. Переоблачившись во что-то более приличное для официальной программы, мы все выбрались на пирс и, перепрыгивая через зияющие отверстия, осторожно двинулись к берегу.

 

Капитанерия находилась на берегу, в небольшом дворике, вместе с таможней и полицейским участком. Встретили нас гостеприимно и дружелюбно, уделяя особое внимание нашему очаровательному рыжику. Вся официальная программа заняла не больше пятнадцати минут и даже не потребовались те пачки сигарет «Марлборо», которыми мы запаслись на всякий случай. О том, чтобы идти на борт для инспекции судна даже речи не было. Закончив все дела и слегка подкрепившись в соседнем кафе, мы отправились на разведку.

 

Перейдя широкий бульвар, мы сразу очутились в городе, прямо рядом со старой его частью, мединой. Как и во всех городах, где мы ранее побывали в Марокко, Бизерте состоит из двух частей: cite nouvelle, новый город, и медина. Французские колониальные власти строго запрещали новые постройки в старых кварталах, предпочитая закладывать новые города по соседству, в типичном французском колониальном стиле — с клетчаткой широких прямых бульваров, засаженых тенистыми деревьями, неоклассическими административными зданиями и кварталами современных построек, мало отличавшихся от европейских. В то же время, старые кварталы мало меняли свой облик и по сей день остаются такими же, какими были много веков назад.

 

Проходя по кромке медины мы наткнулись на небольшой, но весьма колоритный, рынок, кипящий жизнью. Здесь мы обнаружили прекрасный выбор фруктов и овощей: лотки торговцев буквально ломились от всевозможной экзотической вкуснятины. Рядом были разложены огромные ассортименты маслин и разноцветных пряностей. С другой стороны, мясные лавки мало способствовали стимуляции апетита: лоснящиеся под солнцем куски жирной баранины и свисающие целиком туши были окружены тучами мух, которых, завидев нас, продавцы, без особого энтузиазма, отгоняли от своего товара. После такого зрелища мы решили свои рыночные покупки ограничить вегетарианской снедью. К счастью, закупившись на Менорке всего пару дней назад, наши мясные запасы оставались почти не тронутыми.

 

Углубившись в город, мы наткнулись на весьма апетитную кондитерскую на большой площади с тенистым сквером. Сносно по-европейски выглядевшие эклеры, корзиночки и наполеоны скромно разделяли витрины с разноцветными местными сладостями. Закупив достаточное количество, чтобы утолить апетит всей команды сладкоежек, и запасшись парой багетов на ужин, мы двинулись назад, чтобы успеть устроить Софочке тихий час.

 

Мы провели в Бизерте еще один день. В отличие от Марокко, мы не обнаружили здесь имперской роскоши. И новый город, и медина, оказались достаточно милы, но без каких-либо выдающихся достоприменчательностей. Также мы не заметили особой нищеты, с какой мы часто сталкивались в Марокко. Очевидно, Бизертa почти никогда не посещают туристы: мы не встретили ни одного сувенирного киоска или забегаловки туристического плана, и, вообще, на нас мало кто обращал внимание. Местные жители, всегда готовые вежливо ответить на вопросы или помочь соорентироваться, сами особо не проявляли инициативу входить с нами в контакт. Пожалуй, единственным исключением являлась Софочка, которой все, от мала до велика, приветливо улыбались.

 

Безусловно, также играл роль тот факт, что, за исключением нескольких фраз, никто из нас не владел ни арабским, ни французским, и мы не встретили никого, кто говорил бы на других языках. Но нас это вполне устраивало, так как сами не любим, когда к нам привязываются чересчур дружелюбные туземцы. Обычно, такая ‘дружба’ заканчивается вымогательством или попыткой всучить нам какую-нибудь ерунду. Наоборот, мы были очень рады возможности спокойно прогуливаться, почти никем незамеченые, рассматривать город и наблюдать за жизнью, протекающей вокруг.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *