Сицилия

Остров Зембра

Апрель 2002г.

Дул слабый ветер и мы, распологая полными баками субсидированной и беспошлинной тунизской солярки, решили идти под парусами и одним из моторов. Этот трюк часто используют при слабом ветре загруженные круизерские яхты и даже сравнительно быстрые катамараны. В таком случае, мотор и паруса действуют совместно, существенно ускоряя ход яхты. Даже на средних оборотах, дополнительной скорости от мотора достаточно, чтобы сместить вымпельное направление ветра вперед и заметно его ускорить. В данном случае, 5-6 узловый крутой бакштаг перешел в 8-10 узловый бейдевинд и мы шли со скоростью 6-7 узлов.

Если бы дул более полный бакштаг, мы безусловно подняли бы спинакер и шли еще быстрее. В принципе, мы не особо увлекаемся скоростью, но нам очень важно, по возможности, подстраиваться под ритм волн. Катамаран, идущий слишком медленно, особенно при слабом бакштаге или фордевинде, начинает резко раскачиваться от обгоняющих волн. Паруса от качки начинают заполаскивать и терять ветер, и от этого яхта еще больше теряет скорость, от чего возникает еще большая качка. Ну, и так далее, до тех пор, когда яхта еле движется, при этом качаясь и скрипя, как будто при сильном шторме. Кроме того, качка создает дополнительное трение и нагрузку на такелаж, а команде, от такой качки, шума и скрипа, становится очень трудно спать. В таких случаях, один из моторов, работающий на средних оборотах, позволяет идти со скоростью волн, значительно ускоряя движение и облегчая условия, как для яхты, так и для экипажа.

Хемингуэй плакал

Хемингуэй плакал

Немного отойдя от берега Туниса нам удалось зацепить небольшую рыбу-меч. Старик Хемингуэй, наверное, презрительно посмеялся бы над нашей добычей, но мы были вполне довольны. Это был наш первый улов, несмотря на то, что мы постоянно тянули за собой леску с блесной, и мы были отнюдь не против пополнить наши запасы свежей рыбкой.

Пока мы занимались разделкой рыбы, солнце начало клониться к горизонту. Мы разделали рыбу на несколько кусков и заморозили в полиэтиленовых мешочках, предварительно добавив в каждый по небольшому количеству морской воды, предохраняющей от перемерзания, и затем сели за ужин. В некольких милях восточнее нашего курса появился остров Зембра, и мы долго наблюдали, как меняются его цвета, переходя от желтого в оранжевый, затем – в красный и, наконец, в багрово-малиновый, перед тем, как остров окончательно исчез в ночной мгле.

Ночь прошла спокойно. Дул легкий ветерок, узлов 10-12, мелкие волны приходились чуть сзади и фактически не ощущались, мы выключили мотор и всем удалось как следует выспаться, несмотря на то, что каждый из нас поочереди отстоял 3-х часовую вахту. К рассвету нам оставалось пройти около пятидесяти миль до нашей цели, Порто Ликата, городка на южном побережии Сицилии, где, согласно лоции, должна была находиться таможня и паспортный контроль. Подходя к Порто Ликата я связался по радио с управлением порта. После нескольких повторных вызовов, я наконец услышал человеческий голос. Передав стандартную информацию о судне, экипаже и месте отправки, я запросил инструкции, как проходить таможенный и паспортный контроль. Радиодиспетчер ответил ворчливо, как будто я его отвлекаю от чего-то очень важного, что таможня и паспортный контроль закрыты и нам придеться поискать другое место для официальных процедур. Взглянув на карту, мы поняли, что не успеем дойти до следующего таможенного пункта до наступления темноты и попросили разрешения переночевать на рейде в гавани. К счастью, диспетчер согласился.

Мы бросили якорь в наружной части гавани. Очень хотелось выбраться на сушу и отпраздновать возвращение в Европу, которая манила нас с берега фотогеничными черепичными крышами, но мы решили не рисковать. О нас знали, мы были единственной яхтой на рейде и на нашей мачте развевался желтый карантинный флажок. Мы разморозили часть пойманной накануне рыбы, разожгли газовый гриль, открыли бутылку белого и вполне адекватно отпраздновали наше прибытие в собственном кокпите.

Рано утром мы снялись с якоря и отправились вдоль побрежья, в сторону Порто Пало, городка, расположенного на юго-восточном углу Сицилии. Стояла прекрасная погода, после утреннего штиля ветер поднялся до пятнадцати узлов и мы быстро покрыли сорок миль, отделявших Ликату от Порто Пало. Приближаясь, мы неоднократно попытались связаться по радио с таможней и капитаном порта. Не получив ответа, мы направили «Зангези» в бухту и бросили якорь. Был полдень и мы заподозрили, что, быть может, все официальные лица отлучились на обед. Немного посовещавшись, было решено сбросить тузик на воду и двинуться на берег в разведку.

Вскарабкавшись на пустой причал, мы обнаружили, что и таможня, и капитанерия наглухо закрыты. На двери капитанерии висела бумажка, из которой мы поняли, что на ближайшее время все будет оставаться закрытым. Надо отметить, что с момента прибытия нам ни разу не попадались на глаза какие-либо признаки жизни. Мы здесь были совершенно одни и было очевидно, что до нас никому нет никакого дела.

Мы единогласно решили остаться здесь на ночь и заняться раведкой этой доселе неведомой нами територии. Посадив нашу принцессу в коляску, мы все вместе двинули по дороге к городку.

По пути нам начали встречаться туземцы на машинах. Они с любопытством смотрели на маленькую компанию явных чужаков, движущихся пешком со стороны порта, но никто не выражал враждебной подозрительности. Наоборот, некоторые даже приветливо махали. Воодушевленные таким приемом, мы продолжали шагать и вскоре вошли в городок.

Порто Пало нас встретил все тем же невраждебным безразличием. Редкие пешеходы, попадавшиеся нам навстречу, не обращали на нас никакого внимания и только старички и старушки приветливо улыбались, завидев восседавшую на коляске Софию. В городке делать было особо нечего. Мы зашли в пару магазинов, чтобы закупиться лимонадом, шоколадными конфетами и прочими местными диковинками, съели по кусочку пиццы, забрались на самую высокую точку для обозрения местности и на этом завершили нашу экспедицию.

К вечеру порт начал оживать. Пришли несколько небольших рыбацких траулеров, своим видом мало отличавшихся от тунисских, и разгрузили свой улов в подкатившие грузовики-рефрижираторы. На причале открылся ресторан и автомобильная стоянка стала наполняться машинами. Мы восприняли это как сигнал, быстро оделись, сбросили тузик и были вознаграждены за расторопность одним из последних свободных столиков.

Насладившись прекрасным ужином из свежих даров моря, мы вернулись на «Зангези» и устроили совет. Обсуждали, что делать дальше. Чтобы дойти до следующего порта с таможенным пунктом, в надежде, что какой нибудь из них будет работать, нам бы пришлось повернуть на север и пойти вдоль восточного побережья Сицилии. Это означало идти против ветра и волн. Более того, нам бы пришлось существенно отклониться от курса, так как наши планы были из Сицилии идти прямо на восток. Альтернатива — двинуть прямо через Ионическое море и уже в Греции официально оформить вход в Евросоюз. Совещались недолго и единогласно решили на следующее утро пойти прямо в Грецию.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *