Дэйвид Хики — Пираты и Фермеры

Настоящий пират

Я разъясню вам это как можно проще. Все люди делятся на две группы. Есть пираты и есть фермеры. Фермеры строят заборы и контролируют територию. Пираты рушат заборы и пересекают територию. Есть хорошие пираты и плохие пираты, хорошие фермеры и плохие фермеры, и все они очень разные. Некоторые пираты ничего не имеют против фермеров и даже признают их важность. Как написал однажды знаменитый пират Роджер Миллер, «Обыватели вращают планету… Государственные дела не делаются / хипстерами в сандалях на плетеных подошвах.»* С другой стороны, фермеры всегда ненавидят пиратов. Более того, фермеры всегда распознают пиратов, даже если те сами еще не поняли, что являются пиратами. И один из способов, как пираты могут сами себя распознать, это испытав преследования со стороны фермеров.

Так что, если вы оказываетесь на дружественной фермерам територии, типа автомобильного департамента или студенческого союза университета Алабамы, и все присутствующие смотрят на вас с угрюмой ненавистью и хватаются проверять свои кошельки, то вполне может быть что вы пират. Если вы считаете, что вы пират, скорее всего это так и есть, но стоит проверить, чтобы окончательно убедиться. Совершите какое нибудь мелкое нарушение: оставьте машину в зоне для инвалидов, перейдите улицу на красный свет, откажитесь сдавать прикрепленную форму в трех экземплярах, или не сдайте зачетную работу и завалите предмет. Если эти нарушения не заставляют вас сильно переживать, то вам дана пиратская учесть. Примите этот момент самоосознания и продолжайте жить. В конце концов, вы не единственный пират на свете и запомните: пиратами рождаются, а не становятся. Это не что-то, что сделала с вами ваша мама. Это не результат действий правительства, или тех невероятных вещей, которым научил вас лагерный вожатый. Вы родились пиратом! Так поднимайте флаг с веселым Роджером и отправляйтесь в плавание!

Не забывайте, что одна из главных причин личного несчастья в США, где правит культура фермеров, — это отрицание личности пирата. Фермеры всегда знают, кто они такие. Пираты – нет и очень часто дети пиратов, которые сами рождаются пиратами, пытаются отрицать свою пиратскую натуру и сойти за фермеров, чтобы утереть нос родителям. Очень редко им удается этим долго заниматься. Возьмем в пример Мелинду. Мелинда выросла в пятидесятые годы в пиратской семье радикалов-коммунистов. В результате, Мелинда выросла ненавидя коммунизм, который для нее был связан с людьми, курящими сигары на кухне и ругающими фашизм, пока тетушка Тилли играла старые грамофонные пластинки с симфониями Малера на полной громкости, а сама Мелинда хотела слушать Рут Браун и Клеверов**. Эти обстоятельства привели к тому, что Мелинда связала пиратство с коммунизмом.

Так Мелинда решила стать фермером. В первый год учебы в Беркли*** она познакомилась с молодым человеком из Висконсина, который переименовал себя Земной Свободой. Он тоже мечтал стать фермером и вдвоем они перебрались в Орегон чтобы быть фермерами вместе. К счастью, они сразу набрели на коммунну хиппи под названием Свободная Земля и вступили в нее, восприняв это как предзнаменование. Там они счастливо жили в поломанном школьном автобусе. Они курили косяки, участвовали в групповухах и очень мало занимались сельским хозяйством. Таким образом, фактически случайно подтвердилась пиратская натура Мелинды. Но для дочери Мелинды, Дж. Ж. (Джэнис Жива****), все обернулось гораздо менее удачно. Выросшая нагой и грязной в школьном автобусе, перебирая семена и палочки, слушая Electric Flag и Canned Heat, Дж. Ж. стала асоциировать пиратов с хиппи и страшно их возненавидела.

Поэтому, когда Дж. Ж. наконец закончила Беркли, то сразу стала коммунисткой. Но коммунисты, с которыми она связалась в Беркли, не были коммунистами-пиратами, а коммунистами-фермерами. Они были штатными коммунистами, с инфраструктурой идеологических императив и правилами питания, по сравнению с которыми консервативная община шиитов выглядила как концерт Роллинг Стоунз. Почти сразу Дж. Ж. была поймана с сигаретой. Вскоре после этого ее засекли поглощающей ‘биг мак’ в порыве бунта против вегетерианского детства. Затем потребовался всего лишь маленький шажок до окончательного ее изгнания за идеологическую ересь. Последнее заключалось в половом акте с помощью предмета, который мог только служить увековечению потребительского фетишизма загнивающей культуры капитализма. Сегодня Дж. Ж. работает ассистенткой стоматолога в Енсинитас, где она совершенно несчастна. Этот пример демонстрирует распространенное заблуждение: ассоциацию вечного различия между пиратами и фермерами с мелкими частными различиями, определяющими политические идеологии двадцатого века.

Невозможно настаивать на этом пункте недостаточно твердо. Бывают правые пираты и бывают левые пираты, так же как бывают правые фермеры и левые фермеры, но все равно, все люди всегда делятся на пиратов и фермеров. Что хорошо в пиратстве это то, что оно является занятием весьма космополитическим: можно далеко путешествовать и если бывает выгода, то очень большая. Это на первый взгляд похоже на справедливый компромисс, но подчас означает гибель для особо компетентных пиратов, которые, накопив горы испанских дублонов, золотых слитков, драгоценностей и медных пушек, начинают ощущать голод и усталость от постоянной агрессивной спешки, присущей пиратской жизни. Допустим, они вместе со своей пиратской командой пересекают Арканзас по 30-му хайвэю. Глядя по сторонам, они примечают живописную конную ферму, с белой оградой и зелеными лугами, полными элегантных чистокровок. Шелковистая шерсть животных лоснится под солнцем. Чистые, белые конюшни построены в колониальном стиле, с куполами и флюгерами, и позади них, далеко за деревьями, в конце круговой аллеи, едва заметен довоенный особняк.

Завидев все это, наш преуспевший пират заявляет своей команде: «Я чертовски тяжело и долго работал, занимаясь пиратством. Я насиловал, разбойничал, грабил и послал много королевских людей на дно морское, так почему бы мне не поискать прибежище для отдыха. Почему бы мне не перебраться на такую же конную ферму? У меня в сапоге спрятано более чем достаточно денег, скрученных в рулон, чтобы спокойно купить эту ферму.» В такой момент остается надеяться, что сердечные компаньоны преуспевшего пирата скажут твердо: «Пираты это не фермеры, капитан сэр. Фермеры жутко ненавидят пиратов и даже если Вы купите ферму, будете общаться со скотом и носить фермерскую шляпу, все равно они в Вас распознают пирата. Они мобилизуются и начнут действовать, а что пират понимает в хозяйственных фермерских разборках? В фермерском боевом искусстве? В дележке воды, в налоговых оценках, в зонирование, в правах прохода и тому подобном? Кто из пиратов чего нибудь знает о субподрядчиках, водопроводных подрядчиках, да и вообще о каких либо подрядчиках? Сказать Вам честно, Ваш прямой пиратский способ ведения боя для них будет не более чем детская игра. Они наедут на Вас на дороге, обкрадут Вас, засудят и, что самое ужасное, Вы даже не сможете поднять паруса и уйти в море! Вы застрянете здесь на мели, на куличках, при полном штиле, и даже если преодолеете все эти препятствия при помощи продажного фермерского адвоката, знаете что они тогда с Вами сделают? Они застрелят Вашу собаку и сожгут лошадей прямо в стойлах.»

(перевод с английского: «С семьей под парусом»)

Дэйвид Хики (David Hickey): американский профессор изобразительных искусств, критик, опубликовавший множество статей и книг на тему искусства. Много лет проработал редактором по искусству в Village Voice. Дэйвид Хики написал «Пираты и Фермеры» перед уходом из Village Voice и переездом в Коста-Рику для занятия серфингом.

*Роджер Миллер (Roger Miller, 1936-1992) – американский актер и исполнитель авторской песни в стиле фолк

**Рут Браун, Клеверы (Ruth Brown, The Clovers) – афро-американские исполнители в стиле ‘ритм-н-блюз’

***Филиал Калифорнийского университета в г. Беркли

****Речь идет об американской блюз-рок певице Джанис Джоплин (Janis Joplin), погибшей в 1970 году от передозировки героином

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *